Пикантные подробности прошлого: легализованные дома терпимости в царской России

579

Не секрет, что дома терпимости были популярными во все времена. Иногда правители пытались бороться с представительницами древнейшей профессии, но безуспешно. Царская Россия не была исключением. Несмотря на все старания властей, в середине XIX века проституцию все-таки легализовали. Как это было – далее в обзоре.

Первым с проститутками начал бороться Петр I. Он официально запретил женщинам легкого поведения находиться при полках, дабы солдаты не заражались «французскими болезнями».

Ослушавшихся и пойманных «на горячем» офицеров лишали чинов и льгот по увольнении. А девиц легкого поведения отправляли в «прядильные дома» – места заключения с трудовой повинностью.

Все последующие самодержцы также старались искоренить древнюю профессию, но безуспешно. Только в 1840 году император Николай I издал указ о врачебно-полицейском надзоре за проституцией. А 1843—1844 гг. «ремесло» было легализовано.

Эта мера была вынужденной, чтобы предотвратить бесконтрольное распространение сифилиса. В Петербурге и Москве впервые появились «Правила для содержательниц домов терпимости» и «Правила для публичных женщин». Согласно этим документам, заниматься проституцией можно было особам, достигшим 16 лет. Содержательницами публичных домов разрешалось становиться особам от 35 до 55 лет.

Все женщины из домов терпимости становились на учет в полицейском участке. У них отбирали паспорта, а взамен выдавали «желтые билеты». В этих свидетельствах указывались данные проституток, а также ставились отметки о регулярном прохождении медосмотра.

Бордели нельзя было размещать к церквям и школам ближе, чем на 150 саженей (примерно 300 метров). У входа не было никаких вывесок. Внутри дома терпимости разрешалось играть только на пианино.

Публичные дома отличались между собой. В элитных заведениях кровати были устланы шелком, предлагались юные девушки, «экзотические» красавицы (турчанки, грузинки). Там же могли исполнить особые сексуальные предпочтения клиентов. За сеанс посетители платили от 3 до 5 рублей, за ночь – до 15 рублей. В дешевых борделях вместо шелка можно было увидеть только соломенный матрас и застиранную простыню. Девушки, которые работали там, стоили по 30-50 копеек.

Учитывая тот факт, что проституция была легализована, каждая содержательница публичного дома платила в казну государства налоги. За клиента «работница» получала только четверть оговоренной суммы.

К 1901 году количество официальных публичных домов достигло 2400. Были и такие, кто работал не в борделях, а в одиночку. Этих женщин также обязывали иметь «желтые билеты».

Серьезную конкуренцию работницам публичных домов составляли артистки: хористки, актрисы, танцовщицы кафешантанов. В некоторых увеселительных заведениях даже пристраивали и оборудовали отдельные кабинеты, куда поклонники отправлялись с понравившимися красотками. В дореволюционной России слово «хористка» означало и профессию, и соответствующую репутацию.

После 1917 года молодая советская власть поначалу поддерживала публичные дома, работавшие «на благо» революции, но после 1922 года ввели уголовную ответственность за сутенерство. Начиная с 1940-х годов, в советских энциклопедиях значилось, что СССР стал единственной страной в мире, где проституции больше не существует.


Если в царской России домам терпимости не позволялось иметь яркие вывески, то в Париже начала ХХ века девушки легкого поведения буквально вываливались из окон, зазывая клиентов. Многие бордели того времени сейчас являются престижными отелями.

Источник: kulturologia.ru