Моя история грудного вскармливания. А может, не только моя?

400

Дорогие мамочки (именно мамочки, просто к мамам не относится!)

Перед тем, как начать читать, запаситесь гнилыми помидорами, будете ими в меня кидать на протяжении всего поста. Да и потом, в спину.

Приготовились? Ну тогда поехали!

Сегодня — о ВРЕДЕ грудного вскармливания.

Да-да, везде о пользе, а мой сегодняшний глас вопиющего в пустыне — о вреде.

Итак.

Я, беременная, только и слышала, как это прекрасно — кормить грудью. Как полезно. Как круто. И как обязательно.

И конечно же, собралась кормить сама как минимум до года.

Сын родился.

Молоко пришло.

Грудь взял.

Всё по плану. Я хорошая мама.

Но только вот жуткая диета, которую мне прописали врачи (у сына колики и иже с ними), была мне не под силу. То есть физически я её соблюдала. Ела гречку и варёное мясо. Пила компот. Несладкий. И чай. Настолько некрепкий, что муж прозвал его «пописьон» и произносил это слово в нос — на французский манер.

Раз в день половинка зефирки. Мне казалось, что я живу от зефирки к зефирке — так хотелось сладкого.

Горького. Соленого. Кислого. Какого-нибудь, лишь бы со вкусом.

А моя курица была без вкуса. Я отличала её от гречки лишь по консистенции. Других различий не было.

Физически я держалась, но вот морально мне было тяжко

Ха, — скажете вы, — подумаешь, диета!

Но у каждого свои слабости. Моей слабостью оказалась еда. Я без вкусной еды чахла. Солила курицу слезами.

Над половинкой зефирки только не плакала — зефирка святое. Её портить нельзя.

Ну да ладно, я терплю. Я — да за ради здоровья сына — и не то вытерплю. Представляю себя Зоей Космодемьянской, что не сдаётся врагу. И не сдаюсь гречке. Я почти герой. Наградите меня посмертно.

Так мы живём уже месяц. Я почти привыкла. Я хорошая мать.

Но как-то ночью ко мне на огонёк заглянула моя старая добрая знакомая.

Мигрень.

Причём вроде заскакивает обычно не надолго, а тут прям пожить заехала. С чемоданами.

Мигрень придавила меня к дивану. Не давала поднять голову. Не разрешала даже открыть глаза. Разрывала меня минными осколками.

Я из последних сил рванула к аптечке, но из каждой инструкции на меня выпрыгивало безнадежное: «противопоказания — период лактации». И ещё хуже — «если ожидаемый эффект терапии превышает потенциальный риск для ребёнка».

Какой уж тут «ожидаемый эффект»? Какая «терапия»? Когда «потенциальный риск»!

Я ж не изверг. Я потерплю. Я хорошая мать.

Через сутки адских болей мигрень съехала. Собрала свои чемоданы и хлопнула дверью. Я облегченно повернула ключ в замке, пошла обратно в квартиру. И тут вдруг оказалось, что мигрень — воровка. Наглая обманщица. Пришла в гости, а уходя, стащила у меня самое святое — молоко. Оставила крохи, чтобы не умереть с голоду. Но львиную часть унесла с собой.

Муж был срочно разбужен и не менее срочно — с оленями — отправлен за смесью.

Ещё пару дней мы пытались совмещать грудное и искусственное кормление. И вроде бы даже ничего — получалось как-то.

Но тут к нам пришла врач. Большая такая. Умная. В халате. Прям знала, какой присыпкой попу присыпать, сколько эспумизана капать и даже какой комбез для тепла лучше сегодня надеть. Бог — в моих глазах. В глазах новоиспеченной и неопытной мамаши.

«Бог» безапелляционно заявил, что отсутствие молока объясняется моей ленью — и больше ничем.

«Бог» рассказал, что женщина по природе своей в состоянии прокормить двойню, а уж одного малыша и подавно.

«Бог» прописал лактационные чаи. Контрастный душ. Массаж груди. И … не докармливать ребёнка смесью, чтобы он «рассосал» грудь.

Мы продержались сутки. Потом муж, прорычав проклятья в мой адрес и в адрес моего «бога», рванул к банке смеси и накормил надрывающегося голодного сына.

Пока он кормил, я плакала в ванной

Программа дала сбой.

Я лентяйка, которая не в состоянии прокормить собственного ребёнка. Вон, остальные, двойню могут, а я одного не могу.

Я плохая мать.

Я плакала, запивая тоску абсолютно тошнотворным лактационным чаем (без сахара, разумеется!).

Я плакала под контрастным душем, поливая себя ледяной водой. Ненавижу холод. И холодную воду. Но сына люблю больше, чем ненавижу холод.

Я плакала и делала массаж груди. Мужчинам сейчас стоит выдохнуть. Ничего эротичного в этом нет. Примерно как месить тесто. Больно и неэстетично.

Я боролась со своей ленью, как только могла. Я очень хотела снова стать хорошей матерью.

Но молоко не возвращалось.

С каждой банки смеси на меня укоризненно смотрели надписи: «грудное молоко — лучшая еда для вашего ребёнка». Я бы не удивилась, если бы на очередной банке увидела продолжение: «А тебе не стыдно пичкать своего кроху химией, бесстыжая притворщица?»

Из каждой рекламы выпрыгивали эти же слова. Как маньяк из подворотни.

Маньяк разрезал своим ножом мою уверенность в себе как в матери. Маньяк не церемонился.

Мы продержались на смешанном вскармливании ещё три месяца.

90 дней вины.

90 дней борьбы.

А потом я сдалась. Выкинула белый флаг разочарования. Закрыла дверь перед носом всезнающего «бога» в несвежем халате. Заказала побольше смеси. И пошла пить крепкий сладкий чай. С капелькой коньяка.

Это моя история. А может, не только моя?

И вот мои выводы (а вдруг не только мои): грудное вскармливание — это прекрасно. Полезно. Круто.

Но не обязательно.

Вообще всё в этой жизни очень индивидуально.

Слушать себя. Верить себе. И не верить «богам», которые несут тебе свои «истины». И не ходить со своими проблемами на жуткие женские форумы.

И ещё один вывод — самый главный — я хорошая мама. Даже если кормлю своего ребёнка смесью

Вот такое вот безусловное принятие себя. И своей новой роли.

У меня всё.

Можете начинать кидаться помидорами.

И телефонами специалистов по налаживанию грудного вскармливания.

Я готова.

Автор: Лёля Тарасевич
Источник: nashideti.site